Музей Шансона
Информационный портал Русского шансона. Наиболее полная коллекция свыше 800 исполнителей и 80 групп жанра Русский шансон



Александра Пахмутова,
композитор:
«Бог наградил Андрея замечательным голосом…»

Владимир Солоухин,
писатель и поэт:
«У Демченко великолепные стихи. Ни к чему нельзя придраться, ни в чем нельзя упрекнуть…»

Аркадий Арканов,
писатель:
«У Андрея много талантов, и каждый из них он доводит до совершенства…»

Римма Казакова,
поэтесса:
«У Андрея настоящие мужские стихи. Женщины так не напишут…»

Олег Анофриев,
актер и певец:
«Андрей обладает талантом во всем: в стихах, в песнях, в картинах. От романса о гитаре я прослезился...»

«Бад-Орбер Цайтунг»,
немецкая газета:
«На сцене он может быть и нежным лириком, и громыхающим вулканом…»

САМ О СЕБЕ
НЕВЕРОЯТНЫЕ ДЛЯ ИНОСТРАНЦЕВ ПРИКЛЮЧЕНИЯ РОССИЯНИНА В РОССИИ


1956. Я родился в Москве. Мать - учительница, отец - офицер, оба – фронтовики, на фронте и познакомились. Пройдя через жуткую мясорубку, они сумели сохранить душевное тепло, доброту. Мы жили в коммуналке, в полуподвале; ЗА ОКНОМ ВСЕ ВРЕМЯ ШАРКАЛИ ЧЬИ-ТО НОГИ. В 1961 году мы переехали в крошечную, но отдельную квартиру у метро «Алексеевская» - и были счастливы.
1962. Я пошел в школу. Меня, толстого, били аж до седьмого класса. В седьмом начал давать сдачи, перебил всех врагов, потом сколотил нечто вроде ОПГ местного значения и терроризировал всю школу, за что был изгнан из нее. Каждое лето ездил с отцом на его родину – на Дон, где верхом пас коров и горланил с казаками песни на всю округу.
1972. Пошел в школу рабочей молодежи. Работал на заводе «Москинап» (там делали киноаппаратуру). Два года занимался боксом у олимпийского чемпиона Олега Григорьева; из секции был выгнан за драку (потом чемпион звал обратно, но я обиделся). ЕСЛИ ЧЕСТНО – ИЗ ВСЕЙ МОЕЙ КОМПАНИИ НЕ СЕЛ В ТЮРЬМУ ТОЛЬКО Я. Вовремя остановился благодаря новому увлечению - любви к вокалу.
1973. Начал брать уроки пения у вокального педагога Нины Сергеевны Воиновой. Она утверждала, что у меня – оперный голос (так оно и оказалось). Занимался три года; втянувшись в искусство, завязал со шпаной, которая была этим очень недовольна, - и только мой крепкий авторитет уберег меня от расправы.
1976. Педагог был хороший, но, видно, я сам делал что-то не так, и поступить в Консерваторию не удалось. Пел я неким подобием тенора, звучок был слабоватый. Летний провал в «консу» означал, что осенью забреют в солдаты. Но мне хотелось петь, хоть бы и в армии. Поняв, что с таким писком мне в военном хоре делать нечего, я решил исправить дело сам. Накупил пластинок с баритонами – от Титта Руффо до Мазурка, Гуляева и Магомаева. Три месяца распевался как баритон, потом ставил пластинки и пел вместе с этими маэстро… Когда пришел на прослушивание в ансамбль песни и пляски Дивизии МВД имени Ф.Э.Дзержинского, мне сказали: «Баритон. Голос большой, сильный, берем солистом хора».


1976 – 1978. Ансамбль оказался так называемым «внештатным». Что это означа- ло? Что два года подряд я не только пел (иногда два-три концерта в день), но еще и делал все то, что делали все солдаты этого соединения. Были и караулы, и стрельбища, и учения, и строевая, и уборка снега, и т.д. И патрули по Москве вместе с милицией – ведь это была дивизия МВД. По ходу дела ВЗЯЛ ТРЕТЬЕ МЕСТО ПО ДИВИЗИИ НА ЧЕМПИОНАТЕ ПО САМБО – в весе свыше 100 кг. Как-то в увольнении, будучи в солдатской форме, зашел в ГИТИС, пришел прямо в класс, на занятие к заведующему вокальной кафедрой профессору Понтрягину, и рванул там романс Малашкина «О, если б мог выразить в звуке». Профессор заявил, что у меня – героический тенор (ударение сделал на «о», как итальянцы!), что после моего дембеля он берет меня в свой класс и что экзамены для меня будут формальностью.
Пойди я учиться к Понтрягину – жизнь сложилась бы, наверное, по-другому. Но судьба распорядилась иначе. Мама сказала мне: «Вокал – это очень тяжелый хлеб. Сорвал голос – и нищий. Иди в журналисты, это надежнее». Я согласился (да еще и от концертов в армии жутко устал) и пошел – на факультет журналистики МГУ. Стихов я к тому времени написал больше двухсот, были у меня и рассказы…


1979 – 1984. Учился на международном отделении жур- фака, закончил с одной тройкой (что прикольно – по русской литературе). Стал фанатом немецкого языка и выучил его так, что В КОМПАНИИ НЕМЦЕВ ДЛЯ ПРИКОЛА ДВА С ПОЛО- ВИНОЙ ЧАСА ВЫДАВАЛ СЕБЯ ЗА ИХ ЗЕМЛЯКА, назвавшись Клаусом. Немцы так и не раскололи. Пять лет занимался каратэ у большого мастера и моего близкого друга Алексан- дра Микуса – ныне старшего тренера сборной России по таэк-вон-до.
С 1984 и по настоящее время – зарабатывал журналис- тикой на радио, на ТВ, в газетах. Был и шеф-редактором, и главным редактором, руководил командами в 50 человек. В бандиты не пошел, хотя в начале 90-х, учитывая мое пацанское прошлое и боевую подготовку, мне это предлагали, и не раз.


Творчества я не оставлял никогда. С сольными концертами ездил на гастроли в Германию, выступал несколько раз в Театре Эстрады, пел по ТВ (на московских каналах и на НТВ-плюс, в передаче «Ля минор»), на радио. Песен написал более ста, стихов – более шестисот, издал поэтический сборник, опубликовал в издательстве АСТ шесть детективных романов. О моем творчестве очень хорошо отзывались такие люди, как
ВЛАДИМИР СОЛОУХИН,
АРКАДИЙ АРКАНОВ,
АЛЕКСАНДРА ПАХМУТОВА,
НИКОЛАЙ ДОБРОНРАВОВ,
РИММА КАЗАКОВА,
ЛЮДМИЛА ГУРЧЕНКО,
ИГОРЬ ТАЛЬКОВ,
ВЛАДИМИР ПРЕСНЯКОВ-СТАРШИЙ,
ЮЛИАН.

А из представителей академического вокала - народный артист России, солист Большого Театра
ОЛЕГ КУЛЬКО.



В середине 90-х, впитав дух времени, я выпустил вместе с Галей Мартовой - очень профессиональной певицей и моей доброй подругой - альбом «Метель над зоной» в жанре русского шансона. АЛЬБОМ КРУТИЛИ НА ВСЕХ ОПТОВЫХ ЯРМАРКАХ, РЫНОК БЫЛ НАВОДНЕН ЕГО ПИРАТСКИМИ КОПИЯМИ. «Метель над зоной» потом переиздали в США. Его транслировали по «Русскому радио» - в передаче «Пальцы веером». Сегодня в Интернете на «Метель над зоной» ссылаются более двух тысяч сайтов; на мой взгляд, это говорит о том, что с годами популярность альбома только возрастает.


Наверное, пора за- канчивать с биографией, а то мемуары получатся. Хочу сказать еще только то, что последние несколько лет пи- шу картины маслом – пейзажи. Стараюсь быть достойным своего учителя – народного художника России, замеча- тельного мастера Владимира Кононова. И получаю от живописи такой кайф, который может сравниться только с кайфом от взрыва апло- дисментов большого зала, когда люди встают со своих мест и не хотят отпускать тебя со сцены… А у меня бывало и такое.
А в 2010 году я совершенно внезапно и неожиданно (как для всех, так и для себя самого) начал сниматься в кино. С тех пор я сыграл несколько ролей: немецкого полковника, начальника разведшколы Абвера (сериал "Военная контрразведка. Наша победа"), бандита Репу (сериал "Черные волки). Про остальные роли говорить пока не буду - фильмы находятся в производстве.
Еще я написал несколько сценариев и театральных пьес; надеюсь, что фильмы по этим сценариям будут сняты, а спектакли появятся на сценах. Наконец, зрители увидят сериал, который сейчас готовится на одном из центральных каналов - по мотивам моих девяти романов.
Итак, до скорых встреч, дорогой друг (дорогая подружка)!
Познакомимся? | Узнаем больше... | Послушаем песни... | Посмотрим видео... | Посмотрим кино... | Почитаем стихи... |
Почитаем романы... | Посмотрим картины... | Зайдем в фотогалерею... | Пресса обо мне... | Жду в гости!

 

Copyright © 2008-2017, Андрей Демченко.
Все права защищены


Разработка и поддержка сайта: Роман Щербаков
8(926)280-9364 : RSScherbakov@mail.ru \ Ruexe.ru